Изображая Кайинека

28-08-2010 00:42 | Катерина Прокофьева

Мы уже не первый раз (и не последний) пишем о Йиржи Кайинеке. Благо сейчас для этого есть новый повод – кино о нем. Одноименный фильм Петра Якла, собравший рекордную кассу.

Кайинек не только симпатичный дерзкий беглец из Мирова, строго охраняемой чешской тюрьмы – он еще и фигура массовой культуры. Новая лента это подтверждает. Несколько лет назад улыбающийся Кайинек рекламировал радиостанцию с лозунгом «Радио на всю жизнь». Учитывая то, что Кайинек осужден пожизненно, люди сами не знали, плакать им или смеяться. За годы, что Кайинек сидит, он успел стать чем-то вроде символа несгибаемости. Все, кто видел Кайинека в тюрьме, утверждают, что потрясены тем, как ему дается поддерживать себя в форме и не терять присутствия духа. До того, как в 1993 году его обвинили в совершении двойного убийства, Кайинек занимался квартирными кражами. И даже этот факт создатели фильма умудрились представить как вполне невинный. Ну а кто безгрешен, пусть первым бросит в меня камень, как бы говорит нам фигура Кайинека. То, что роль самого знаменитого чешского осужденного играет крайне харизматичный российский актер, естественно, также ему на руку. Константин Лавроненко, который популярен благодаря своему таланту и тандему с режиссером Андреем Звягинцевым, не стал исключением. Он также попал под обаяние Кайинека и щедро добавляет своего шарма в его киношный образ. Мы встретились с ним, чтобы говорить об этом.

- Как вам фильм?

Константин Лавроненко в фильме «Кайинек»

Константин Лавроненко в фильме «Кайинек»

«Я не могу так объективно пока говорить, нужно несколько раз посмотреть, и спустя какое-то время, чтобы ощутить целиком. Вот пока мне кажется, что…Очень сложно, я еще внутри. В первую очередь обращаешь внимание на собственные неточности, но это всегда происходит и не только у меня. Это нормальный момент, всегда хочется еще что-то поправить и из-за этого не успеваешь все. Но не только из-за этого. Ты все знаешь, поэтому для тебя нет такой тайны, как у человека, который смотрит это все в первый раз. Но при этом я вижу очень хороший монтаж, картинку, изображение. Это радует. Есть эмоциональные моменты. В общем-то я хотел бы эти вопросы задать людям, которые первый раз смотрят.

- Ну я вот как человек, который первый раз посмотрел, у меня было впечатление, что фильм не ососбо занимается психологией Кайинека, не раскрывает персонаж. Просто сделали из него такого молчаливого героя…

«Кайинек»

 «Каждый видит свой фильм. Вот он приходит со своими убеждениями, взглядами и так далее и так далее, в силу этого каждый человек, смотря одно и тоже, он видит свой фильм. Так и должно быть. У каждого свои мысли по этому поводу. Вот у вас такое, да?»

- У меня такое, да.

«Так и должно быть».

- Мне показалось, что сцена, когда с футбольными фанатами и в это время происходит драка в квартире…

«Это хоккейные. Чехия тогда стала чемпионом мира по хоккею».

- Да, да, да. Она как-то перекликается с похожей сценой из «Крестного отца».

«Уоу! Я первый раз это слышу. Во всяком случае ни слова не было об этом сказано. Этот момент был связан. В реальной жизни, когда Кайинек был в Праге тогда, это был какой-то год, когда чешская сборная стала чемпионом мира. Только и всего. Это момент всеобщего ликования вдруг перекликается с радостью одного человека, который вдруг на свободе. Наверное, в этом что-то есть».

Йиржи Кайинек

 - Ну будем считать, что это кинематографический прием.

«Ну так конечно. Все кино – одни приемы».

- Петру показалось, что вы похожи внешне, вам тоже так показалось?

«Нет, мне совсем так не кажется».

- Вы встречались с другими актерами этой истории? С адвокатом Кайинека?

«С реальным? Да, для меня это было очень приятно, радостно. Я не знал, что она будет на премьере. Удивительно. Мне говорили об этом человеке. Что она достаточно неординарная, непростой человек, но когда я вчера увидел ее реакцию на фильм и то, как она говорила. Господи, хрупкая женщина. Как она это все взвалила на себя, потрясающе...»

- Как вам работалось в чешской команде?

«Хорошо».

Константин Лавроненко в фильме «Кайинек»

- Как вы находили общий язык?

«Ну…был переводчик. А вообще, вот каждый день, с кем ни сталкиваешься, все говорят: «Я ничего не понимаю, я плохо гвоорю» и все все понимают. Ну иногда даже слов не нужно. Мы с режиссером что-то по-русски, что-то по-английски, что-то переводчик. Но общение же не только в словах заключается. Все в группе, и актеры, и актрисы, вся административная группа все все понимали. Никаикх проблем не было. Вот за долгое время, пока они готовились, собралась команда, что называется единомышленников. Каждый понимал, что он хочет делать и что он должен делать. В этом смысле и я к ним присоединился. Я всегда пытаюсь соглашаться – так на работу, которая меня трогает. Как сценарий, так и по-человечески. А здесь уже простор для того, чтобы подключить свое сердце. Ну… я не так говорю. Просто уникальный момент, когда живой человек, это добавляет ответсвенности. Хотя это не то слово…»

- Сопричастности.

«Да, конечно. И это добавляет силы».

- Вы какие-то короткие реплики говорите по-чешски…

«Кайинек»

 «Да, попросили выучить, когда крупным планом».

- А потом дубляж?

«Я дублировал все. Но не только меня. Там был еще немецкий актер, и польский, и англиский. Их всех дублировали. Но мне понравилось, как говорит мой персонаж. Очень удачный дубляж».

- А рецензии вы уже какие-то читали?

«Нет. Мы ждем с нетерпением, но…в моей практике, на моем опыте - 50 на 50. Существуют не очень умные критики. Поэтому переживать по поводу того, что пишут, я - нет. Может, режиссер и продюсер связывают какие-то надежды. Есть какие-то издания, которые влияют на продажи фильмов и все такое. Но мне не стоит убиваться, читая какую-то плохую критику. Опять таки - критики тоже люди. Хотя…иногда присутствует меньше сути, а сам критик. Я вот такой и могу излагать красиво. Ну…бог с ним».

- А Кайинек фильм видел уже?

«Ну как он его мог видеть? Нет. К сожалению, в последнее время к нему не пускают даже тех, кто ездил к нему. Не знаю, почему».

Режиссер Петр Якл (справа)

 Здесь я добавлю, что за время, пока мы готовили к эфиру этот материал, Кайиенк фильм все- таки посмотрел. Зритель номер 335 007 после просмотра сказал: «Некоторые вещи притянуты за уши, но реальность была еще хуже. Если бы в картину вошло все, что было на само деле, он бы тянулся сутки». Режиссер Петр Якл, который говорил с Кайинеком после фильма, отметил, что в глазах у него стояли слезы.

- Как вам работалось с Петром? Это его дебют, а вы – в Росси признанная звезда… Актер – все же зависимая профессия…

«Нет, разные режиссеры, но как-то мне удается, никто меня в рамки не ставит. Так складывается моя жизнь. Самое главное – если есть человеческий контакт. Кино как вообще искусство, это же не производство, ты выпускаешь столько деталей, столько-то добываешь угля. Неважно, что ты переживаешь, что ты думаешь, главное, чтобы ты сделал такую-то деталь такого-то размера. Нет, это же совсем другое. Это моя жизнь. Она не меняется. Я вхожу в этот момент в какую-то особую зону, но это - я. Поэтому очень важно чувствовать и понимать друг друга. В человеческом, в профессиональном. Вот мы договариваемся и вместе что-то делаем. В этом смысле Петр заражал всех своей энергией. Я ему вчера говорю: «Петр, ты просто как ледокол». Он шел просто через...проблемы, сложности в процессе. Не творческие, а организационные. Режиссер берет все на себя. Петр своей глыбой, силой, шел. И я видел, что это его человеческое такое, его все волнует, это его долг. Не то, что ему вчера кто-то дал сценарий. Он же 4 или 5 лет к этому готовился. Значит, он что-то хотел. И он этим всем просто заражал. Это не может не заражать. И так же волновать. Он работал сутки, недосыпал, недоедал, глаз горел... Я думаю, что это важнее, чем какое-то мастерство мэтра, который пришел, дал указания, может где-то заснуть. Ну и что?

Петр Якл и Константин Лавроненко (Фото: ЧТК)

 - Почувствовали вы разницу в работе на съемочной лощадке в России и в Чехии?

«Нет, только могу в этом смысле подтвердить. Либо это единомышленники, либо нет. Везде все одно и то же. Люди везде одинаковые».

- А статус актера одинаковый в Чехии и в России, как вам показалось?

«Кроме уважения и поддержки, которые я ощущал каждый день... Это помогает. Могу сказать, что инода в России я ощущаю зависть, непонимание, и это редко и вне съемок. Когда происходят съемки, не до этого. Когда ты выходишь, что ты будешь думать о своем статусе? Ну, где у нас тут лауреат, ну чего ты можешь? Выходит человек и пшик, и ничего. Поэтому очень приятно, когда ты самого себя убеждаешь, ты видишь глаза режиссера, ощущаешь внимание и уважение всей команды. Это только радует и дает силу. Значит, все правильно. Но ты не статус доказываешь, ты в первую очередь доказываешь самому себе, что ты в состоянии еще что-то делать».
 

 

Хостинг от uCoz